Журнал «Дагестан» » Культура » Музеи » Утилитарные артефакты

Утилитарные артефакты

Вот уже почти три месяца дагестанские музеи, как и другие учреждения культуры по всей стране, закрыты на карантин. Приостановлена не только выставочная деятельность и приём посетителей, но и научная работа, вести которую «на удалёнке» невозможно. Но сотрудники не опускают руки, придумывают и реализуют интересные онлайн-проекты, пишут статьи на основе ранее собранных материалов и ждут, когда же можно будет вернуться к полноценной деятельности.


С заместителем директора по научной работе Дагестанского музея изобразительных искусств им. П.С. Гамзатовой (ДМИИ) Айшат Магомедовой мы беседовали в конце марта, когда ограничения только вводились. Айшат как раз должна была ехать в командировку, чтобы перевезти выставку дагестанской вышивки из Богородицкого дворца-музея и парка (г. Богородицк Тульской области), где она с успехом экспонировалась, в Тульский музей изобразительных искусств, где уже всё было готово для размещения экспозиции. Но планы пришлось поменять, и проект пока отложен на второе полугодие.


Утилитарные артефакты

Айшат Исбагиевна работает в музее с 1992 года — пришла писать дипломную работу, посвящённую видам дагестанских ковров, да так и осталась. Про музейную коллекцию ковров и тканей она знает всё:


— У нас действительно очень хорошая, богатая коллекция ковров, ковровых изделий и вышивок — более 1200 экспонатов. Представлены все виды дагестанского ковроткачества, но только ими фонды не ограничиваются. Есть азербайджанские, армянские, туркменские, иранские, украинские изделия. Когда я пришла в музей, этим отделом заведовала Марьям Азиялова, она и открыла мне этот удивительный мир, в котором я живу уже… 


— Почти 30 лет! Коллекция с тех пор сильно выросла? Самые интересные и ценные экземпляры музей прячет в запасниках или их можно увидеть в постоянной экспозиции?


— Был период, лет десять, когда поступлений не было — ни закупок, ни подарков. Это вообще было сложное время не только для музейщиков; но, к счастью, оно закончилось, и как только у нас появилась возможность, мы стали активно закупать экспонаты.  Как я уже сказала, сегодня у нас представлены все виды, некоторые всего по 1–2, хотелось бы иметь больше, конечно. В постоянной экспозиции находятся действительно очень ценные произведения; отлично представлено безворсовое ткачество, в частности, есть аварские килимы «давагин» XIX века c интересными рисунками: в виде деревьев и даже со стилизованным изображением дракона. Красный дракон на синем фоне, вокруг которого можно увидеть маленькие фигурки лошадей, птиц и людей, вызывает ассоциации с сюжетом дагестанских сказок. Есть уникальные килимы «супрадум» (всего их у нас 23 экземпляра, экспонируются, конечно, не все) — они производились только на территории нынешнего Казбековского района в период середины XIX – начала XX века. 
Помимо собственно ковров, в постоянной экспозиции также обширно представлены мелкие ковровые изделия: водоносные ленты, наспинные подушки (их подкладывали под кувшины, когда ходили за водой), хурджины — очень красивые, поражающие разнообразием рисунков и гармоничностью цветов. Когда смотришь на них, не устаёшь удивляться, насколько талантлив наш народ, с какой любовью и терпением делались эти, в общем-то утилитарные, предметы.


— В 2014 году вы были куратором выставки «Дагестанская вышивка» во Всероссийском музее декоративно-прикладного и  народного искусства (Москва), а в прошлом году в Махачкале состоялась уникальная выставка «Кайтагские вышивки из собрания Государственного музея Востока», сокуратором которой вы являлись. Дагестанским зрителям были представлены уникальные образцы, многие из которых демонстрировались впервые. В последние годы вообще очень много говорят и пишут о кайтагской вышивке. Это почти забытое искусство чуть было не исчезло совсем, но сейчас оно буквально переживает второе рождение. Есть мастерицы, которые создают произведения по старинным образцам, есть педагоги, есть взрослые и дети, желающие учиться этому изящному ремеслу. И самое замечательное, что эта тема не надоедает ни специалистам, ни зрителям, каждый проект позволяет совершать какие-то необыкновенные «открытия».




— Сейчас образцы дагестанской вышивки, не только кайтагской, но и других видов, включая золотное шитьё, экспонируются в Богородицком дворце-музее. В Тульской области, как и в других регионах центральной России, свои уникальные традиции народной вышивки, а наше искусство вызывает у них неподдельный интерес — оно ведь совсем другое, непривычное им. Но что объединяет такие предметы — где бы они ни были выполнены, они всегда несут некий символический смысл, часто являются оберегами. В традиционном декоративно-прикладном искусстве вообще никогда не было просто красивых безделушек, всё имело значение: материал, форма, цвет, орнамент. Приобретая тот или иной экспонат, мы стараемся отдавать предпочтение редким, исключительным образцам. В коллекции ДМИИ 21 произведение кайтагской вышивки, многие из которых уникальны своей композицией, цветовой гаммой. И нам бывает очень приятно, когда сами кайтагцы, в чьих домах сохранились старинные вышивки, что-то видят впервые именно на наших выставках. Такие впечатления могут стать основой для новых работ. Радует, что этот вид искусства продолжает жить и развиваться: можно бесконечно варьировать элементы, сохраняя технику, цветовую гамму и композиционные принципы, сохраняя гармонию, которая есть в старинных работах. Иначе самые искусно выполненные вещи смотрятся безжизненно. Такое часто встречается, к сожалению, в том числе и в коврах: вроде всё сделано идеально, тончайшие ровные нити, плотность, цвета вроде подобраны, а души нет.




— В музейных коврах душа есть?


— Да! Ими можно любоваться бесконечно. Я не устала на них смотреть за столько лет! И до сих пор удаётся находить что-то новое там, где, казалось бы, всё давно изучено. Недавно с лупой разглядывала наши супрадумы — даже не знаю зачем, вроде бы обсмотрела их давно вдоль и поперёк (улыбается), — и разглядела остатки серебряных нитей! Значит, такие ковры особо ценились, если в них детали узора выполнялись серебряной нитью. Сразу вспоминаются легенды о Весеннем ковре царя Хосрова I.


— Как оказалось, прекрасные дагестанские вышивки есть в коллекции музея Востока, а где представлены наши ковры?




— Дагестанские ковры хранятся во многих музеях, включая музей Востока — в фондах и постоянной экспозиции, во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства, Российском этнографическом музее (Санкт-Петербург). В частных коллекциях, как у нас, так и в Европе. В Германии, например, есть огромная (более 700 экземпляров, некоторые из которых не найти в Дагестане!) частная коллекция. Её владелец не просто собрал уникальные образцы, он создал целый научно-исследовательский институт, в котором проводился химический анализ нитей, описывались технические нюансы. Конечно, всё атрибутировано и каталогизировано. Мне удалось поработать с этой коллекцией: владелец несколько раз приглашал специалистов из Дагестана, чтобы мы помогли атрибутировать экспонаты. 


— Получается, в Европе нет специалистов, которые разбираются в тонкостях дагестанского ковроделия?




— И в Европе, и в республиках бывшего СССР есть прекрасные специалисты — фанаты своего дела, и когда нужно определить, в каком именно районе Дагестана был изготовлен ковёр, лучше нас с этим никто не справится. Атрибуцию затрудняет то, что много ценной литературы, созданной в этой области во времена СССР, не переведено на иностранные языки. Поэтому на зарубежных аукционах в происхождении указывают просто «Кавказ». Многое хорошо бы переиздать с хорошими иллюстрациями. 


— Недавно музей переиздал в расширенном и дополненном виде ваш альбом «Дагестанские ковры». Особенно восхищает богатый иллюстративный материал, доказывающий, как широко были распространены и как высоко ценились дагестанские ковры в прошлом и в каких неожиданных местах их можно встретить сейчас (среди прочих есть фото с открытия бутика Роберто Кавалли в Нью-Йорке в 2013 году, на котором под ногами выдающегося дизайнера и супермодели Миранды Керр не что иное, как типичный аварский килим «супрадум» начала ХХ века). Вообще, у традиционного дагестанского ковроделия — процесса чрезвычайно трудоёмкого — есть будущее? Какое оно? Ведь «настоящие» дагестанские ковры, сотканные из натуральной шерсти, окрашенной натуральными красителями, с традиционным орнаментом — очень дорогое удовольствие. 




— Работая над альбомом, я хотела показать, что дагестанские ковры — явление не узколокальное, что они очень давно известны и ценятся в России и на Западе. Так, в альбоме приведён фрагмент картины итальянского художника Адриано Чеччи (Adriano Cecci (1850–1936)) — он очень любил изображать жанровые сценки «галантного века», и герои одной из них стоят на типичном лезгинском сумахе. Также в книге помещены фотографии нескольких так называемых «восточных кабинетов». Они были чрезвычайно популярны в домах русской аристократии со второй половины XIX века и до самой Октябрьской революции, и центральное место непременно было отведено кавказским, в том числе и дагестанским коврам разных видов. Всегда интересно, как художники изображали ковры в интерьере, потому что в этом случае они чаще всего писались с натуры (в отличие от полотен с караванами и торговцами, где изображение ковров обычно носит обобщённый характер). По легенде, наука о коврах началась именно с попыток атрибутировать ковры с полотен эпохи Возрождения. На картинах и даже беглых рисунках русских художников, работавших в Дагестане, начиная с XIX века, а потом в советское время и в наши дни, ковры также встречаются довольно часто. Современные авторы тоже изображают их. 


— Это может стать темой отдельного издания — традиционные ковровые изделия народов Дагестана в изобразительном искусстве! Будет чрезвычайно интересно!




— Что касается будущего ковроделия, то оно, несомненно, есть и хочется надеяться, что оно будет светлым! Да, ковёр в привычном понимании — вещь чрезвычайно трудоёмкая, следовательно, дорогая. Такие ковры — они всегда были недешёвы — будут подчёркивать статус и благосостояние владельца. С другой стороны, ковры будут являться объектом чистого искусства, в этом направлении сейчас работает азербайджанский художник Фаиг Ахмед: его «текучие» ковры с большим успехом демонстрируются на самых престижных выставках современного искусства. 


— Это тот случай, когда произведение традиционного декоративно-прикладного искусства полностью утратило своё прикладное значение и поменяло сферу бытования. Кстати, с кайтагскими вышивками то же самое произошло гораздо раньше!


— Да, возможно. Вот в Азербайджане настоящий культ ковра, национальная идея, а у нас такого никогда не было. Я думаю, что у нашего ковра перспективное будущее именно как у артефакта, а не утилитарного предмета. Хотя и здесь непременно будут найдены какие-то новые формы, ведь пользуются популярностью у поклонниц богемного, этнического стиля сумки, сотканные в традиционной технике с уважаемыми элементами рисунка — они вполне функциональны. 




— У вас дома много ковров?

— Раньше, как у всех — на полу и на стене в каждой комнате! (Смеётся.) Сейчас — только на полу, есть дагестанские, есть советские. Коллекции нет, конечно. Нет, не хочется собирать, зачем? Чтобы чахнуть над ней, как скупой рыцарь? Достаточно того, что есть на работе, что я вижу во время творческих командировок. 






Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество