Журнал «Дагестан» » Новости » О лакцах, шумерах и аккадцах (Некоторые суждения в связи с исследованиями А.А. Омариева)

О лакцах, шумерах и аккадцах (Некоторые суждения в связи с исследованиями А.А. Омариева)

       Вопросы истории возникновения многочисленных народностей Дагестана (и не только), многообразие их языков, уникальные традиции и культура являются предметом довольно обширной дискуссии среди учёных историков и лингвистов. Наличие исторической и генетической связи ряда народностей Кавказа, в том числе и лакцев, с древними шумерами и аккадцами сомнению не подвергается.
     При этом как бы официально признанным является толкование о влиянии шумерской культуры на народы Кавказа. А тут некий А.А. Омариев, не являющийся профессиональным историком, в СМИ, в рукописных работах, устном общении выдвигает совершенно противоположную концепцию о влиянии древних лакцев, проживавших на территории нынешнего Кулинского района, на культуру шумеров и аккадцев. Я тоже не историк, в определённых аспектах могу быть некорректен, но я не пытаюсь делать какие-то исторически значимые выводы, а лишь стараюсь подчеркнуть аргументированность выводов и предположений А.А. Омариева. 
Будучи односельчанином и коллегой А.А. Омариева, я не с чужих слов знаком с природными и некоторыми рукотворными объектами, на которые он ссылается. В отличие от меня, просто принявшего к сведению наличие древних исторических объектов в районе, А.А. Омариев занялся предметным исследованием их строения и при этом как геолог проявил профессиональную наблюдательность, умение обобщать и систематизировать, казалось бы, не совсем значимые сведения. В свете его выводов постулат о том, что «первична» шумерская культура, а лакская (дагестанская) «вторична», представляется всё менее убедительным. Всё как бы становится «с ног на голову».
      Наличие крупных культовых сооружений, погребённых жилищ, каменных орудий и гончарных предметов быта свидетельствует о том, что здесь многие тысячелетия назад проживало сообщество людей с довольно развитыми для того времени своеобразной культурой и традициями. Многочисленные культовые сооружения (зиккураты), рукотворность которых убедительно продемонстрирована А.А. Омариевым, на моей памяти местным населением не упоминались. Некоторые из старожилов предположительно говорили о наличии неких групповых захоронений. Видимо, по истечению продолжительного (тысячелетия) времени и в связи с потерей преемственности поколений, вызванной миграцией проживавшего здесь народа, о них просто забыли. Системных историко-археологических исследований не было.




     Что стало с этим народом, почему их культура здесь не получила дальнейшего развития? На эти вопросы пока ответа нет. Этот пробел в наших знаниях в какой-то мере пытается восполнить А.А Омариев и при этом ищет помощи и поддержки среди историков. Его инициатива заслуживает внимания и уважения, тем более что его оценки истории возникновения и развития как бы древнейшей в мире шумерской культуры противоречат современным «официальным» представлениям. 
А.А. Омариев предполагает, что проживавший тысячелетия назад на территории современного Кулинского района народ вынужден был в спешном порядке покинуть места своего обитания. Несомненно, эта спешность была вызвана природными явлениями, вызвавшими резкое изменение (ухудшение) условий проживания. Этой причиной А.А. Омариев вполне логично считает громадное озеро, возникшее вследствие перекрытия так называемым Вихлинским оползнем реки Кули (Хъун нихх) с множеством её притоков — Кокмачай и др. В геологической науке это установленный факт. Судя по площади развития озёрных отложений, его протяженность превышала 15 км, ширина достигала 4–5 км. Геологические отложения озёр подобного происхождения на Кавказе, в том числе в Дагестане, известны очень широко.
     В Кулинском районе это тоже было не единственное озеро. Торфяные болота, ровные и протяжённые поверхности с частично отсортированными отложениями озёрных фаций вдоль узких ущелий, где речные террасы не могли формироваться, наблюдаются и в других местах Кулинского района и на сопредельных территориях. Подобное озеро меньших масштабов возникло и при нашей памяти на р. Дюльтычай. Следовательно, люди, населявшие значительно большую территорию, чем бассейн р. Кули, могли быть вынуждены покинуть территорию проживания. Сегодня мы говорим только об этом бассейне, т. к. все описываемые А.А. Омариевым следы древних жителей сосредоточены здесь.
Есть вопрос, в котором мы с А.А. Омариевым не нашли единого понимания. Зная площади развития и характер озёрных отложений, мысленно реконструируя рельеф местности, который был до затопления, я полагаю, что причиной миграции был факт возникновения озера — оно затопило практически все пригодные для проживания земли. Об этом в определённой мере свидетельствуют фрагменты вскрытых эрозией остатков жилища и другие артефакты в озёрных отложениях, которые археологами предметно не изучались. А.А. Омариев со своей аргументацией полагает, что причиной стало исчезновение озера вследствие постепенного размыва рекой оползневой дамбы и связанной с этим потерей возможности орошения пригодных для обработки земель. Найти в высокогорье другие подходящие для проживания места было невозможно. В свете научной значимости затронутого вопроса это разночтение существенного значения не имеет. Более того, это также могло бы стать предметом исследования. Важно то, что имели место природные явления, которые вынудили народ покинуть обжитые места.
Следующий вопрос: куда ушёл этот народ? На направление научного поиска А.А. Омариева в существенной мере оказали влияние ранее опубликованная статья его сестры Р.А. Омариевой «Об удивительных и неожиданных языковых совпадениях между лакским и аккадским языками» (Вестник Российской Академии  ДНК-генеалогии /  Сост. А. Клёсов, П. Шваров. — 2018. — Т. 4, № 8.) и весьма доброжелательные и хвалебные отзывы известных учёных на статью. Могла ли часть мигрирующих протолакцев постепенно оказаться в Месопотамии? Вполне. Видимо, были и другие направления миграции, но это несколько иная тема. Определённая часть добралась до Месопотамии, о чём свидетельствуют многочисленные аргументы, приводимые А. Омариевым и Р. Омариевой.




Даже владея лишь малой толикой знаний из громадного массива информации, которым оперирует А.А. Омариев, непредвзятый читатель вынужден будет согласиться с существенным влиянием протолакцев на историю, язык и культуру шумеров и аккадцев. Исходя из приводимых фактов, это влияние было весьма значимым. Нельзя считать случайным обилие лакских слов в аккадском языке. Более того, из приводимых данных следует, что эти пришлые люди имели собственную письменность, умели «писать речь». Это для становления культуры значит очень многое. Отметим особо сходство наиболее древних шумерских пирамид с зиккуратами в Кулинском районе. Не случайно и то, что имена шумерских богов совпадают с названиями природных объектов в Кулинском районе.
Вместе с тем опрометчиво утверждать, что протолакцы были единственными основателями шумерской культуры, но люди, которые умели «писать речь» и строить крупные культовые сооружения, изготавливать керамические изделия, несомненно, занимали лидирующее положение.
Отдельного внимания заслуживает работа А.А. Омариева по поиску сходства древнего аккадского языка с современным лакским. И в этом он добивается поразительных результатов, существенно превосходящих первоначальные открытия Р.А. Омариевой. Сошлюсь на некоторые цитаты из Интернета, которые в полной мере соответствуют концепции А.А. Омариева или, по крайней мере, не опровергают её:
«Долгое время учёные считали, что язык шумеров не похож ни на один из известных человечеству живых и мёртвых языков, поэтому вопрос о происхождении этого народа оставался загадкой. К настоящему времени генетические связи шумерского языка до сих пор не установлены, но большинство учёных предполагают, что этот язык, так же, как и язык древних египтян и жителей Аккада, относится к семитско-хамитской языковой группе. Около 2 тыс. лет назад до н. э. шумерский язык был вытеснен аккадским языком из разговорной речи, но продолжал использоваться в качестве священного, литургического и научного языка вплоть до начала н. э.».
«Через полторы тысячи лет шумерскую культуру сменила аккадская. В начале II тысячелетия до н. э. в Месопотамию вторглись полчища семитских племён. Завоеватели усвоили более высокую местную культуру, но не отказались и от своей. Более того, аккадский язык они превратили в официальный государственный, а за шумерским оставили роль языка религиозного культа и науки. Постепенно исчезает и этнический тип: шумеры растворяются в более многочисленных семитских племенах». 
Работа А.А. Омариева в раскрытии затронутой проблемы и его увлечённость могут вызвать только глубокое к нему уважение. Он сделал весьма серьёзное и достаточно обоснованное предложение с одной-единственной целью, которую для себя он считает главной, — привлечь внимание учёных-историков к изучению затронутой проблемы. В определённой мере интерпретация А.А. Омариева собранных им данных выглядит неким вызовом существующим историческим толкованиям. Это лишний раз подтверждает необходимость системных историко-археологических исследований по всему кругу затронутых вопросов. Будет обидно, если над осознанием этой необходимости возобладает элементарное чванство.
    Чтобы поддержать А.А. Омариева в его творческом порыве, я напомнил ему в частной беседе о том, что отношение к каждому научному открытию проходит три ступени: этого не может быть; в этом что-то есть; иначе и не могло быть.



Махмуд Магомедов,
заслуженный геолог РФ,
кандидат геолого-минералогических наук


Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество