Журнал «Дагестан» » Важное » Полковник Магомет Анцухский

Полковник Магомет Анцухский

Единственный дагестанец —

офицер артиллерии Российской империи

 

Более 10 лет назад, 5 июня 2009 года мне удалось посетить аварское селение Тиви Кварельского района Грузии. Узнав, что на сельском кладбище есть могила какого-то полковника из числа местных жителей, я решил узнать о ком же идёт речь. Могила оказалась окружена зарослями колючего кустарника, через который пришлось вытаптывать тропинку. Через час, исцарапанный колючками и обожжённый крапивой, я стоял перед небольшой могильной плитой из плотного песчаника. Сверху она была отбита, поэтому пропала половина арабо-язычной эпитафии; пришлось довольствоваться её русским эквивалентом, который гласил, что это могила «отставного полковника артиллерии Магомет-ага Осман-ага огли Анцухского… скончался 1914 года».

После этого я пытался найти сведения о полковнике, но безуспешно. Единственная находка на тот момент — материал, опубликованный в книге известного дагестанского краеведа Булача Гаджиева «Дагестанцы — царские офицеры», — только разожгла мой интерес. Составленные со слов племянника полковника Джавадхана Анцухского, сведения эти были сбивчивы, местами явно противоречивы и не могли удовлетворить моего любопытства.

 

Наконец, 24 сентября 2018 года, в Российском государственном военно-историческом архиве, расположенном в Москве, мне удалось получить доступ к документу «Послужной список старшего офицера местной артиллерийской команды Тифлисского Артиллерийского склада полковника Анцухского», составленному 19.01.1911 года. Согласно данному документу, полковник Магомет-ага Осман-ага оглы Анцухский родился 12 сентября 1852 года, являлся магометанином суннитского толка. О происхождении его указано, что он «из почётных жителей Дагестанской области, Гунибского округа, Анцухо-Капучинского наибства».

У Булача Гаджиева читаем, что полковник родился в 1842 г., рано лишился родителей — отца Османа и матери Гилдаруч. Якобы в 7 лет Магомет остался круглым сиротой и работал подпаском в Закаталы.



Дом в котром жил Анцухский 1989 г.

Здесь следует внести некоторое пояснение. Когда Джавадхан делился с Булачом Гаджиевым сведениями о дяде-полковнике, был ещё советский период, и тогда происхождение «из почётных жителей» считалось, мягко говоря, предосудительным. И Джавадхан, таким образом, сам мог стать объектом преследования со стороны сотрудников госбезопасности за своё происхождение и службу в Лезгинском конном полку армии Азербайджанской демократической республики в 1918–1920 гг. Поскольку Магомет Анцухский получил образование в Тифлисской классической гимназии и в офицерском классе при Тифлисском пехотном юнкерском училище, нужно было объяснить это обстоятельство для советских властей. Поэтому Джавадхан сочинил легенду о том, что Магомет Анцухский, будучи подпаском, случайно попал в Закатальскую школу, откуда за особые успехи в учёбе якобы смог поступить в Тифлисскую гимназию.

 

Служба в Туркменистане

 

На службу Анцухский вступил в возрасте 20 лет — 14 сентября 1872 года, фейерверкером на правах вольноопределяющегося 3-го разряда в 5-ю батарею Кавказской Гренадерской Артиллерийской бригады. Через два года — 30 октября 1874 г., он поступает уже на действительную военную службу, а 2 декабря его отправляют для несения службы на восточный берег Каспийского моря — в Красноводский гарнизон (ныне Туркменистан). Здесь он в 1875 году участвует в разведочных походах по долинам рек Узбой и Атрек. 16 мая 1876 года по возвращении из очередной командировки он прикреплён к 1-й батарее того же гарнизона.

 

Сербская командировка

 

В 1876 году Анцухский отправляется на Балканы для участия в очередной войне с Османской империей. Пикантность данной командировки состояла в том, что он отправлялся в Сербию и потому официально уволился со службы. Согласно записи в послужном списке Анцухского 8 сентября 1876 г. он «уволен от службы без именования воинского звания, по изъявлению желания ехать в Сербию во время войны с Турциею». В Сербии 19 февраля 1877 г., «как видно из указа Его светлости князя Сербского Милана IV, из контрактуального нарядника произведён в подпоручики артиллерии».

Необходимо рассказать в двух словах и об обстоятельствах этого военного конфликта, в котором участвовал Анцухский. Во второй половине XIX в. на Балканах Российская империя помогала становлению славянских и прочих христианских государств, оказывая военную поддержку в их конфликтах с Османской империей, от которой они «откусывали» значительные территории. Одним из эпизодов этого процесса вытеснения Османской империи с Балкан являлась война Сербии и Черногории против Стамбула. 30 июня 1876 г. они объявили войну и через несколько дней перешли османскую границу. Вскоре османы нанесли сербам несколько поражений, и им пришлось отступать. Возникла угроза падения Ниша — крупного города на юге Сербии, и европейским державам удалось добиться временного перемирия с 5 по 28 сентября. За это время командующему сербской армией, бывшему русскому генералу Михаилу Черняеву удалось усилить её «за счёт русских добровольцев, как солдат, так и офицеров». После укрепления сербской армии, 29 сентября Черняев начал масштабное наступление, но оно вскоре заглохло, и уже 17 октября турки начали контрнаступление. В ходе двух решающих сражений сербы потерпели полное поражение и от истребления их спас 6-тысячный корпус российских «добровольцев», в числе которых был и Анцухский.




Милан Обренович телеграфировал императору Александру II, умоляя его спасти Сербию от полного разгрома. В результате русский посол в Турции предъявил Османской империи ультиматум, по которому она должна была в течение 2 суток заключить мирный договор с Сербией и Черногорией. В противном случае российская армия в составе 200 тысяч солдат перейдёт границу Османской империи. На следующий день, 1 ноября Турция приняла ультиматум, и вскоре был подписан мирный договор между Сербией, Черногорией и Турцией. После неудачи в ходе задействования против турок сербов, черногорцев и «добровольцев» Российская империя решила непосредственно вступить в войну, что и произошло через полгода, когда началась очередная русско-турецкая война (1877–1878).

После окончания неформальной командировки в Сербию Анцухский возвращается на российскую службу и 20 апреля 1877 г. вновь определяется в 5-ю батарею той же бригады на основании приказа по артиллерии Кавказского военного округа в прежнем звании фейерверкера. На основании приказа по войскам Кавказской армии Российской империи от 9 марта 1877 г. за № 57 время пребывания в Сербии с 8 сентября 1876 г. по 20 апреля 1877 г. засчитывается ему за действительную службу.

 

На русско-турецкой войне

 

С конца апреля 1877 г. Анцухский принимает участие в войне против Османской империи на Кавказском фронте. С 22 мая по 28 июня Анцухский участвует в блокаде и последующей бомбардировке крепости Карс. В дальнейшем он участвует в военных действиях на левом фланге турок. Действуя 13 августа под начальством генерал-лейтенанта князя Чавчавадзе, Магомет Анцухский удачно обстреливает позиции турок под горой Кызыл-Таш. Уже 19 августа Анцухский награждён Главнокомандующим Кавказской армией Знаком отличия военного ордена Св. Георгия 4-й степени для нехристиан. До 3 октября он участвует в позиционных боях на Аладжинских высотах, где турки потерпели поражение и вынуждены были отступить. Во второй половине октября Анцухский участвует в наступательных действиях и в сражении 23 октября, когда был разбит турецкий корпус.

30 декабря Анцухский уже находится в окрестностях Эрзурума, который блокируют российские войска. Осада города затянулась, лишь 10 февраля 1878 г. российские войска заняли Эрзурум. Уже 11 февраля на основании приказа по военному ведомству за № 367 он произведён в прапорщики местной артиллерии с назначением в 44-й дивизионный парк. В соответствии с приказом 13 апреля 1878 г. Анцухский направился к новому месту службы, куда прибыл 4 мая.

24 сентября 1879 г. он командирован в Тифлис для поступления в офицерский класс при Тифлисском пехотном юнкерском училище. В этом военном заведении он проучился полтора года и 27 марта был прикомандирован к Управлению Начальника Кавказских артиллерийских парков, для держания экзамена из артиллерии. После успешного прохождения экзамена 12 мая он откомандирован к месту службы. 17 июня он был прикомандирован к 8-й роте 2-го батальона Александропольской крепостной артиллерии.   Главное артиллерийское управление приказом № 20894 от 20 июня 1881 г. сообщило о «выдержании им устного экзамена для производства в офицеры». Несмотря на выдержанный экзамен, он не получает офицерский чин, а просто переводится 28 сентября в Александропольскую крепостную артиллерию. 15 июня 1883 г. там же он переведён в 19 роту 5-го батальона. Только в 1884 г., на основании приказа № 244 от 20 октября, он производится в подпоручики.




В 1887 г. приказом от 19 сентября Анцухский переведён в Михайловскую крепостную артиллерию с оставлением по местной артиллерии. Ещё через год он производится в поручики приказом от 23.11.1888 г. Через два года, 6 февраля 1889 г. Анцухский направлен в командировку в город Баку с транспортом Персидского правительства, откуда он вернулся 22 февраля.

 

Служба в Тифлисе

 

В 1889 году Анцухский меняет место службы и направляется согласно приказу от 20 декабря 1889 г. в Тифлисскую местную артиллерийскую команду младшим обер-офицером. В Тифлис Анцухский прибыл 24 февраля 1890 г., где прожил два десятка лет. Здесь его служба протекала размеренно, и только 25 июля 1895 г. он произведён в штабс-капитаны. 6 декабря 1898 г. за отличную службу его награждают орденом Святого Станислава 3-й степени, а 28 августа 1900 г. производят за выслугу лет в капитаны.

Учитывая интересы Анцухского, 2 января 1901 года он был назначен заведующим офицерской библиотекой, а 2 января 1902 г. вдобавок к прежней нагрузке его назначают председателем хозяйственной комиссии. На эти должности он переназначался последовательно до 1906 г. Одновременно 16 января 1901 г. Анцухский назначается старшим обер-офицером Артиллерийской команды Тифлисского гарнизона.




Несмотря на прежние заслуги и очевидную пригодность для соответствующего поста, Анцухский только временно — с 1 марта по 7 сентября 1902 г. и с 25 июля по 25 сентября 1904 г. —  назначался исполняющим делами Начальника местной артиллерийской команды, т. е. военного гарнизона в Тифлисе. Утешением можно считать награждение его орденом Святой Анны 3-й степени по приказу от 6 декабря 1902 г. и орденом Святого Владимира 4-й степени 27.11.1905 г. за 25 лет службы.

31 декабря 1904 г. за отличия по службе он переводится в подполковники. С 8 октября по 2 ноября 1909 г. он снова исполняет обязанности Начальника местной артиллерийской команды.

Магомет Анцухский 23 сентября 1910 г. произведён в полковники с увольнением по возрастному цензу от службы с сохранением права носить мундир и получения пенсии.

 

Жизнь в Тифлисе

 

С 1890 г. Магомет Анцухский проживает постоянно в Тифлисе, где служит в артиллерийской команде военного гарнизона административного центра Кавказского наместничества. Однако, судя по послужному списку и воспоминаниям его родственников, Анцухского привлекало не столько военное дело, сколько литература. Его близким другом становится классик грузинской литературы Илья Чавчавадзе и другие деятели культуры и науки.

Из них следует выделить уроженца Тифлиса Николая Зурабова (1854–1932), который с 1880 года работал в Обществе Закавказской железной дороги и редактировал «Вестник Закавказских железных дорог» (Тифлис). В конце XIX в. он переехал в Аджарию, а в 1914–1919 гг. был начальником Забайкальской железной дороги.

Анцухский сначала арендовал у Зурабова часть дома, построенного им на Михайловском проспекте (в советское время — проспект Плеханова, с 1988 г. – проспект Давида Агмашенебели). После постройки в 1883 г. Верийского моста (ныне мост им. Галактиона Табидзе) Михайловский проспект стал самой важной и «модной» улицей Тифлиса на рубеже XIX–XX вв. На углу, образованном проездом с моста к Михайловскому проспекту, инженер Зурабов в конце XIX в. построил жилой трёхэтажный дом. Магомет Анцухский арендовал этот дом, а в начале ХХ в. якобы выкупил его у Зурабова, переехавшего из Тифлиса.

Как пишет Адильгерей Гаджиев, «Чавчавадзе помог Анцухскому создать богатую семейную биб­лиотеку, в которой были все произведения Ильи Григорьевича. В ходе близкого общения с Чавчавадзе Анцухский принимает активное участие в общественно-политической жизни грузинского народа, вносит свой вклад в развитие просвещения. Анцухский в Тбилиси состоял попечителем и членом общества глухонемых и слепых, а также членом благотворительного общества, организовывавшего помощь бедным. С помощью Чавчавадзе — председателя Общества по распространению грамотности среди грузин, наиболее одарённые аварцы получали возможность продолжать учёбу в учебных заведениях Грузии».




При содействии Ильи Чавчавадзе Магометом Анцухским в 1895 г. была осуществлена важная миссия. На левобережье Алазани (ныне на территории Кварельского района), ещё с XVIII в. начали расселяться аварцы из общества Анцух. Они находились на военной службе у царей Картли-Кахетинского царства, особенно широко привлекал их в свою гвардию царь Ираклий II (1720–1798). Во время Имамата Шамиля аварцев то изгоняли из Алазанской долины, то в 1850-х гг. снова начали заселять на места, выделенные им ещё Ираклием II. Наконец в 1895 г. сложилась конфликтная ситуация, когда аварцев хотели выселить из своих поселений и лишить занимаемых ими земель. Благодаря вмешательству Ильи Чавчавадзе и Магомета Анцухского конфликт был улажен и аварские поселения были узаконены царским правительством.

В знак своей дружбы Илья Чавчавадзе подарил Анцухскому дорогое седло грузинского мастера с золотой насечкой на некоторых деталях и серебряной сбруей. Седло хранилось в доме племянника Магомета Анцухского — Джавадхана Анцухского, в городе Закаталы. Когда началась Великая Отечественная война, Джавадхан передал седло в кавалерийскую часть, формировавшуюся в Закаталах для отправки на фронт. Как пишет Адильгерей Гаджиев, состояние Магомета Анцухского составляли исключительно библиотека и редчайшие музейные предметы. По воспоминаниям Джавадхана Анцухского, он прожил в Тифлисе шесть лет у своего дяди и «всегда пользовался дядиной библиотекой, где имелись книги многих европейских писателей. Кроме аварского, азербайджанского, грузинского он знал английский, французский, немецкий и арабский языки. Его начитанность поражала окружающих, не говоря о его авторитете в области артиллерии. Когда гости приходили в его тифлисский дом, будто попадали в музей — шлемы, кольчуги, светильники, разное оружие украшали отдельную комнату.

Не могу наверняка утверждать, он, по-моему, писал статьи, но куда делись они, не знаю. Зато знаю, что в 1920 году в Чадаколоб приезжал революционер М.-М. Хизроев. С моего разрешения он увёз часть книг из библиотеки дяди, а немалое их количество с его автографами находится в частных руках. Пусть они хранятся на память о моём воспитателе». 

Адильгерей Гаджиев также пишет, что «Анцухский не имел семью, поэтому он завещал свою богатую библиотеку для развития просвещения и культуры народов Дагестана. Библиотеку перевезли и до 1920 года хранили в сел. Чадаколоб. Здесь были книги на русском, французском, английском, немецком, грузинском языках. Среди них были произведения Пушкина, Лермонтова, Герцена, Чернышевского, Белинского, Добролюбова, Толстого, Чехова, Шекспира, Гёте, Гейне, Чавчавадзе и многих других». Во время Гражданской войны, по словам Гаджиева, многие ценные предметы якобы были расхищены «бандой Гоцинского». В 1921 году в Чадаколоб приехал старый кунак Анцухских — Магомед-Мирза Хизроев из Хунзаха, работавший в дагестанском правительстве. Джавадхан решил исполнить завещание дяди и предложил забрать всю библиотеку для создания советских культурно-просветительских учреждений. Хизроев увёз книги, погрузив их в хурджины на восьми лошадях. Адильгерей Гаджиев пишет, что отдельные экземпляры из библиотеки Магомета Анцухского находятся в научной библиотеке Дагестанского федерального исследовательского центра Российской академии наук в Махачкале. На них сохранились надписи: «Из книг Магомета-Ага Анцухского» — внутри книги и «М.-А. А.» — на переплёте.

 

После увольнения

 

Магомет Анцухский на момент увольнения в 1910 г. был холост и имел родовое имение, не разделённое с братьями в Дагестанской области, — в селениях Чадаколоб и Мачар Анцухо-Капучинского наибства Гунибского округа. Наказаниям и взысканиям за время службы Анцухский не подвергался. В отпуска «по домашним обстоятельствам» он уходил с 6 июля по 6 сентября 1899 г., с 30 июля по 30 сентября 1903 г. и с 1 июля по 1 сентября 1909 г.

На момент увольнения Анцухский получал 1344 рубля, вдобавок к которым ему выплачивается 474 рубля «квартирных» и 3 рубля за знак отличия военного ордена. Итого за год жалованье Анцухского составляло 1 821 рубль.

Анцухский являлся кавалером следующих орденов: Св. Владимира 4 степени с бантом за 25 лет службы, Св. Анны 3 степени, Св. Станислава 3 степени. Также он имел Знак отличия военного ордена Св. Георгия 4-й степени для нехристиан за № 1842 и светло-бронзовую медаль в память вой­ны с Турцией в 1877 и 1878 годах; серебряную медаль в память походов и экспедиций в Средней Азии с 1853 по 1895 год; серебряную медаль в память царствования императора Александра III, тёмно-бронзовую медаль за труды по первой всеобщей переписи населения Российской империи в 1897 г. за № 92338 и нагрудный знак, установленный в память 50-летнего юбилея Великого князя Михаила Николаевича в должность генерал-фельдцейхместера.

Из воспоминаний Джавадхана Анцухского: «Не знаю причину, почему дядя ни разу не женился, хотя любая красавица в нашем крае, не задумываясь, пошла бы за него замуж, ведь он был лицом не дурен, рост имел большой, пожалуй, 185 см. Широкоплечий. Выправка военная. Даже в возрасте не сутулился. В последние годы носил длинную по грудь бороду. Говорил басом. Очень любил азербайджанский плов. Его друзьями были инженеры железных дорог грузин Зурабов, украинец Семененко, Амилахвари и другие. У него бывало много гостей из лакцев-лудильщиков. К нему за помощью часто обращались из разных мест. Ни разу не отказал. Давал приют, кормил. Любил скачки. Понимал толк в лошадях, сам великолепно ездил… 

Когда приезжал в Чадаколоб, вставал в 6 часов утра, прогуливался по липовой и сосновой аллеям, посаженным им самим, беседовал с горцами, расспрашивал про житьё-бытьё. Потом завтракал, чтобы засесть за чтение книг, которые привёз в горы через перевал на нескольких лошадях. Был удивительно аккуратен и меня к этому приучал».

После увольнения Магомет Анцухский также построил дом в аварском селении Тиви, где, как и в горном Чадаколобе, жили его родственники. В советский период дом был экспроприирован у родственников, а в 1944–1957 гг. когда жители Тиви были выселены в Чечню, оказался в развалинах. По сей день жители Тиви называют автобусную остановку в нижней части селения Полковникасул рокъ (авар. – «Дом полковника»). Зиму и весну Магомет Анцухский проводил в Тифлисе, а лето и осень в Тиви и Чадаколобе.




Умер Магомет Анцухский в 1914 году, когда после отдыха в Чадаколобе возвращался по Аваро-Кахетинской дороге в Грузию. Похоронили его в аварском селении Тиви Кварельского района Грузии, куда волей случая через 95 лет попал авто

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество